unibrom (unibrom) wrote,
unibrom
unibrom

Category:

Путешествие на Урал. Продолжение: Юрюзань.

Карта
Взгляните, пожалуйста, на карту. Мы расстались с вами в селе Дуван, а путь лежит дальше - к реке Юрюзань, на которой стоят деревни Потаповка, Калмаш, Бурцевка и Сафоновка, окружённые сплошным лесным массивом Уфимского плато. Расстояние от Дувана до ближайшей деревни - Потаповки - 32 км. Непосвящённому это мало о чём говорит, но эти километры означают примерно такую же разницу, как, например, между Москвой и какой-нибудь деревней в соседней области. Это совсем другой мир - мир тайги, чистейшего воздуха, тишины, красивейших видов и почти полного отсутствия того, что называют цивилизацией. Можно сказать, естественный заповедник. Чтобы было понятнее, поясню, что сейчас до Сафоновки идёт щебёночный грейдер, проходимый даже для не самых прихотливых легковых машин, но там - тупик, всякая дорога заканчивается. Ниже Сафоновки по течению реки некогда располагалось ещё несколько деревень: Смольниковка, Валеяз и Трапезниковка - сейчас от них не осталось и следа, разве что на старых картах они обозначены как "урочища". Исчезли они во второй половине прошлого века, после войны, просуществовав несколько менее века. Ближайшие по реке населённые пункты - Агирзя и Атняш - это татарские сёла, относящиеся к соседнему Караидельскому району. Сообщение с ними возможно только по реке, то есть практически - невозможно. Такой вот "конец света". От Бурцевки как-то лет 20 назад проложили лесовозную дорогу к устью Юрюзани, но сейчас она практически непроходима. Тогда же, кстати, сделали и грейдер до Дувана, а до того эта дорога была, по меткому выражению одного из старых шофёров, "фронтовой" - доступной лишь грузовикам повышенной проходимости и российским "джипам" производства УАЗа. Понятно, что ни о каком пассажирском соообщении не могло быть и речи - попуткой или, при острой необходимости - пешком. Мама моя закончила в Дуване среднюю школу в 42-м году, получив аттестат с золотой медалью (без медали - война!) и каждую неделю ходила пешком из Бурцевки (в Дуване жила на квартире). Такая же картина наблдается вверх по течению реки от Потаповки - туда тоже ведут лишь тропы. В нескольких километрах от Потаповки стояла деревня Елабуга, в которой, между прочим, снимался фильм "Вечный зов".


Как я уже говорил, местность сильно изрезана: идущие от реки разветвляющиеся светлые извилины - это лога, достигающие в длину до 30 км. Каждый из них имеет своё название, большинство из которых было дано ещё башкирами: Кутюмы Большой и Малый, Калмаши Сырой и Сухой (по первому ручей течёт круглый год, по второму - лишь в период снеготаяния), всевозможные Басавы, Кальдявы, Алаша, Юлай, Такмасык и пр. Но есть и русские названия, данные позже: Юдин лог, Суханов лог, Клемянка, Прямой, Прибытов, Гаревой, Страшной ложок, Большая и Малая речки. Каждая пядь земли, кажое урочище как-то обозначено, порой уже никто и причины не помнит. Есть, например, такие места, как 17-й квартал (там когда-то стоял рабочий посёлок), Автоколонна, от которой нет и следа. Есть и другое: Волковка и Кисетовка - старые деревни в несколько домов, поглощённые разросшимися посёлками. Но что характерно: посёлки эти исчезают, а те несколько старых домов остаются. Если посёлок был образован на пустом месте - "в силу производственной необходимости", то такой исчезает мгновенно - просто разлетается вместе с домами.
Коль скоро речь пошла о производстве, несколько слов о том, чем люди живут. Деревни были образованы переселенцами в конце 19-го века. Жили, естественно, натуральным хозяйством. Отвоёвывали у леса сравнительно равнинные участки, на которых занимались земледелием (эти поля и сейчас видны на снимках из космоса), разводили скот, река кишела рыбой, практически все были пчеловодами. Лес заготавливали и плотами сплавляли вниз по реке. Центром тогда была деревня Сафоновка - там была единственная в округе церковь, потом - сельсовет. В центре деревни стояло невиданное чудо: двухэтажный дом!
Но годы "головокружения от успехов", а точнее, по выражению А.Солженицына, "великого перешиба" не обошли и эту глухомань стороной. Было всё, как повсюду: и раскулачивание, и колхозы. Леса, в которых и медведя-то не сразу найдёшь, не то что человека, способствовали тому, что "классовое сопротивление" продолжалось до самой войны - от бабушки я слышал много о всяких "бандах" с обрезами, которые нередко пускались в ход. Было ли что в этом процессе позитивное, я сильно сомневаюсь, а вот то, что веками сложившийся уклад был сломан через колено - это факт. Сельское хозяйство захирело и сейчас полностью отсутствует. Мне было где-то 11 лет, когда отец (он был учителем) стал отдавать меня на лето "в барщину" - работать в совхозе за клочок земли, выделяемой семье для покоса. С середины июня до 1 сентября, без выходных и праздников, с зарплатой в 10-20 рублей... При этом официальный трудовой стаж у меня с 24-х лет - с окончания института. Хотя, какая разница? Это я к тому, что ещё подростком я застал людей "с раньшего времени", слышал все их разговоры. Правда, тогда я был насквозь советский - из нас ведь растили Павликов Морозовых.
Колхоз ликвидировали ещё при Хрущёве как нерентабельный, преобразовав в отделение Дуванского совхоза (будто бы это повысило рентабельность!). Стали платить зарплату в те самые 10-30 рублей (больше платили только механизаторам и "уполномоченным"), появилось право на пенсию (правда, без оной). Но это не помогло - ещё одна "перестройка" сельское хозяйство добила. Да и работать стало некому.
"Пиком развития региона" были послевоенные годы - с войны до примерно середины 70-х. Ещё во время войны начались массовые лесозаготовки: фронт требовал леса. Рубили хищнически, ни с чем не считаясь, техники не было - рвали жилы в буквальном смысле слова. После войны появилась техника: вначале электропилы, потом бензопилы "Дружба", трелёвочные тракторы, автовозы на базе МАЗов, всевозможные лебёдки и пр. Техника поначалу работала не на бензине-солярке, а на газогенераторах ("газгенах"). В бункер загружались деревянные "чурки", шёл процесс термической переработки в угарный газ - СО, и этот газ подавался в двигатель. От этого газа часто угорали насмерть. Возможно, мы к этому ещё вернёмся, когда "Лукойлы", "Роснефти" и прочие сильные мира сего выкачают всю нефть из матушки-земли.
Лес заготавливало предприятие - Юрюзанский леспромхоз, дирекция которого находилась в Калмаше, и назывался он не деревней, а посёлком. Калмаш тогда был подлинной "столицей": помимо конторы леспромхоза там располагался сельсовет, переведённый из Сафоновки, средняя школа, почта, сберкасса, магазин, клуб с библиотекой, больница. Нверное, жителям настоящих столиц смешно про это читать, но я говорю об этом потому, что сейчас там ничего из перечисленного нет. То есть совсем. Не было даже телефонной связи - её провели, точнее, восстановили, лишь несколько лет назад. К выборам 2010 года провели интернет... Вот так: школы и больницы нет, а интернет - есть. Общайтесь с миром, смотрите, как люди живут. Будете ли живы сами - это никого не волнует.
60-е годы были годами расцвета леспромхоза. Леса было много, техники - тоже. Все бывшие поля были отведены под т.н. "нижние склады", где вывезенные из леса хлысты разделывали на "сортамент" и складывали в огоромные штабеля. Вдоль штабелей ходил человек с молоточком и ударял по торцу каждого бревна, после чего на нём оставался отпечаток буквы "Ю" - фирменный знак Юрюзанского леспромхоза.
Вначале деятельности леспромхоза заготовленный лес связывали в плоты и сплавляли к устью. Сплавная работа была тяжёлой и опасной: река изобилует перекатами, очень извилиста, и управление таким плотом, достигавшим в длину сотни метров, требовало искусства и отваги. Иногда на этих плотах приплывали даже выездные магазины. Таким образом лес сплавлялся без потерь, но "борьба за повышение производительности труда" привела к появлению позорнейшего явления в истории нашей страны - молевого сплава, когда лес просто стали сбрасывать в воду и он должен был самотёком сплавляться. Если брёвна хвойных пород так или иначе доплывали до устья, то берёза, плавучесть которой лишь слегка положительна, намокала и тонула, превращаясь в т.н. "топляк". Дуб - тот тонул сразу. Этими топляками, отравляющими воду фенолом, забиты все сплавные реки страны. Временами их пытаются извлечь, но занятие это нерентабельное и поэтому процесс вялотекущий. До реки на нижний склад лес вывозили на мощных МАЗах и, позже, КРАЗах, а в соседних леспромхозах (Урмантавском, например) - по положенным в лесу узкоколейкам. В нижней части карты их можно ещё увидеть.
Юрюзань - река сравнительно неглубокая, местами можно перейти вброд, изобилует перекатами, поэтому сплавной лес застревал, образуя огромные заторы. Длина их нередко достигала километра. Растаскиванием этих заторов и вообще сплавом занималась отдельная организация - сплавконтора. Помню один забавный эпизод из детства. В деревне было два магазина: один - классическое сельпо (практически пустое), а второй - леспромхозный, который снабжался от ОРСа. Отоваривали там не всех, а только "своих". Но было много людей с непонятным статусом - те же учителя. Так вот, однажды при мне в этот магазин зашёл сплавщик, но продавщица ему отказала, как "чужому". На что он резонно ответил: "Какой же я чужой? В леспромхозе лес рубят, а мы его в яму толкаем, одну работу делаем!".
Впрочем, предаваться воспоминаниям я могу бесконечно... Лучше поедем.

Это Потаповка:
IMG_0314
То, что вы сейчас увидите - это ужатый в десятки раз нижний склад. Собственно, не склад даже, а перевалочный пункт лесозаготовки. Видимо, работает какой-то ИП. Лес уже давно не сплавляется, а вывозится автотранспортом, масштабы заготовки мизерные. Но это - картинка из детства со всеми "прелестями". Подростком я фотографировал природу, но она какой была, такой и осталась, а вот эти "пейзажи" сильно изменились. Но дух остался, смотрите:

IMG_0316IMG_0317IMG_0322IMG_0323

Ниже - собственно деревня:IMG_0325
Один из интернет-пользователей как-то спросил меня: "Неужели где-то ещё сохранились стога ручной работы?". Как видите, сохранились.
Весной, как поведал местный житель, прямо на горе через ручей токовал глухарь. Лисы приходят прямо в деревню.

IMG_0334
IMG_0326
IMG_0327
IMG_0329
IMG_0330
IMG_0333

Приметой времени стали спутниковые тарелки. Обычного эфирного телевидения там не было никогда - рельеф местности мешал. Правда, однажды на закате социализма поставили на одной из гор ретранслятор, но толку от него было мало и проект свернули. Поэтому сейчас тарелки стоят практически в каждом дворе: на крышах, сараях, всевозможных бревенчатых постаментах и просто на земле. Такое вот сочетание образцовой глуши и космических технологий. Вы эти тарелки ещё не раз увидите:IMG_0328

А это - пасека. Вот он - источник знаменитого башкирского мёда! Снимок сделан уже на обратном пути. Хозяева плюнули на всякую прочую работу, как нерентабельную, и живут исключительно продажей мёда и натуральным хозяйством. Как в старину... Но пчеловодство там тоже не процветает - то болезни пчёл, то засуха. Почти исчезло бортевое пчеловодство, которое давало самый ценный лесной мёд диких пчёл. Об этом немного позже.

IMG_0721
Это уже устье ручья Большой Кутюм:IMG_0332
IMG_0336
А вот и она - красавица Юрюзань:IMG_0337
Лето было очень засушливым и река сильно обмелела. Людей почти не видно, зато много птичек. Сколько же их летом! Гаичка (пухляк):
IMG_0299
Уже в соседнем посёлке Октябрьский (МазУр, Волковка) прямо у дверей магазина прыгал нахальный поползень:
IMG_0375
IMG_0358
А совсем рядом постукивал крошечный малый пёстрый дятел - птичка не частая. Шёл дождь, было совсем темно, так что фото не лучшего качества:
IMG_0400
По дороге встречали много хищников-зимняков (мохноногий канюк), видели сову и лису, перебегавшую дорогу, а также несметное количество соек, которых там именуют ронжами. по выражению местных жителей, в лесу в этом году нечего жрать из-за засухи и они мародёрствуют в сёлах, воруя пищу у кур.

Кладбище на выезде из Мазура:IMG_0401
Ну и напоследок - панорама, снятая в устье лога Малый Кутюм, где когда-то стояло несколько домов деревни Волковка.

Кликайте по ней, пока не увидите оригинал - 600 пикселей по вертикали. Река в этом месте делает большую петлю: по дороге от Потаповки до Калмаша 4 км, а по прямой - не более одного. Тут же была водяная мельница, которую уже вряд ли кто помнит, хотя колесо от неё ещё долго украшало пейзаж. Здесь же начиналась старая дорога к Дувану, кторая шла напрямик по горам - она не предназначалась для автотранспорта и её забросили. Когда мне было лет 5-6, мы ходили по ней с мамой за черникой - это единственое место, где она росла. Вряд ли сейчас удастся её обнаружить - всё затянула тайга.Волковка1
Ещё 4 километра - и мы попадём в посёлок Калмаш, который значится у меня в паспорте как место рождения. Там я жил до 10 лет. Но об этом уже в следующем посте.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments